wpid-Ea84hA0N.jpg

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!














Владимир Спиридонов, предприниматель: «Слово «кадиллак» мне понравилось больше, чем «порше», тем более с каким-то непонятным «кайен»» — VIP-интервью


Владимир Спиридонов,


предприниматель:
«Слово «кадиллак» мне понравилось больше, чем «порше», тем более с каким-то непонятным «кайен»»

22 марта 2007

8 225
14

На подоконнике кабинета Владимира Спиридонова стоит светофор. Настоящий светодиодный светофор с тремя кнопками, которыми можно включать соответствующие цвета. Наверное, так он дает зеленый свет одним проектам и заворачивает другие.

Владимир Спиридонов – один из самых активных бизнесменов Челябинска. Владелец одноименного бизнес-дома, отеля «Меридиан», компании «УралСпецСталь», гигантского торгового комплекса «Маяк» и недавно открывшейся «Частной пивоварни Спиридонова».

Его деловое кредо: заработанные деньги – в новые проекты. Тогда интересно, какую часть денег, по мнению Владимира Петровича, можно «заморозить» в виде автомобиля?

– Есть две модели: китайская и немецкая. Когда у китайца растет бизнес, он вкладывает все в дело, сам живет в старом домишке и ездит на велосипеде. Бизнес развивается, он переезжает в дом получше, покупает мопед. И в самую последнюю очередь он тратится на автомобиль, и то не самый дорогой.

Немец наоборот – стал жить попышнее, тут же покупает марку с именем. У него еще бизнеса нормального нет, но он ездит на Mercedes-Benz.

В России все перепутано, и сложно сказать, какие деньги нужно тратить на автомобиль. Я сторонник того, что нужно покупать ту машину, которую хочется. Если не хватает денег – займи, попроси, возьми сэконд-хэнд, но купи то, что нравится. Так делает женщина – покупает на последние деньги дорогущую кофточку, зато чувствует себя счастливой. Я вожу сам, поэтому хочу автомобиль, на котором приятно ездить. Правда не отличаюсь особой аккуратность: царапины и трещины на машинах выскакивают иногда совсем не к месту (Смеется.)

– То есть, жаться не надо. Но и перегибать палку тоже?

– Есть разумный предел. Был владелец Porsche, который гордился тем, что напичкал в машину все, что можно, и дороже Porsche быть не может. То есть, он гордился не качеством, скажем, музыки, а тем, что дороже не бывает. Я считаю это абсурдным.

Для меня автомобиль – не роскошь. Роскошь – это, например, золотые ручки у автомобиля, но это уже перегиб.

Вспоминается такой случай. Ницца, отель Negresco, очень престижный, в древнем здании, холл которого увешан подлинниками картин известным мастеров. Перед входом стоит Jaguar зеленого долларового цвета. Это очень модно – оставлять дорогую машину не на паркинге, а перед крыльцом. Ручки дверей и фигурка ягуара на носу из чистого золота. Мы вышли из отеля, полюбовались – шикарно. Идем назад, вокруг суета, обслуга собралась. А на машине от переднего до заднего крыла во весь борт царапина. Видимо, кого-то эта нефтяная роскошь разозлила (Смеется.)

– Другими словами, для вас удовольствие от автомобиля важнее престижа и прочих соображений?

– Абсолютно. Честно говоря, недавно чесались руки купить Smart: был бы у нас официальный дилер, непременно бы покатался полгодика. Табуретка с рулем, но удобно: сидишь как во внедорожнике, высоко, а вокруг ничего нет.

Выбор с фантазией

В рубрике VIP-Autochel мы беседуем с бизнесменами об автомобилях. Но иногда возникают интересные параллели между отношением человека к автомобилю и к бизнесу. Например, Владимир Петрович рассказывает такую историю:

– На машине я переворачивался четырежды. Три раза в армии, а один уже на гражданке. Ехал в районе деревни Кулуево на своем Land Cruiser 80. Был первый гололед, я пытался попасть в поворот, но асфальт вдруг кончился. И на скорости 120 км/час автомобиль полетел кувырком, а я, непристегнутый, обнаружил себя на заднем сиденье. Но в тот раз судьба была с нами, никто не пострадал. Машину мы поставили на колеса, прикладом охотничьего ружья поправили фары, чтобы светили куда надо, и поехали дальше.

Кувыркнулись, еле выжили, но с пути не свернули и на помощь звать не стали. Такого же принципа Владимир Петрович придерживается и в бизнесе: даже если дело пошло кувырком, ни намека на панику. Оптимист всегда найдет путь к победе.

Не так давно Владимир Спиридонов решил заняться автомобильным бизнесом, инвестировав в строительство громадного автомобильного комплекса «Маяк». Он уже частично открыт – работают магазины запчастей, а скоро откроется мотель. Но это лишь вершина айсберга, а основная идея была в том, что в громадной второй части здания должны были расположиться шоу-румы автодилеров – этакий гигантский автомобильный супермаркет. Представляете, вся «дилерская деревня» под одной крышей. Однако…

– По-моему, автомобильный бизнесмен из меня ни фига не получился. Идея размесить в «Маяке» дилеров не сработала – они подчиняются жестким требованиям автопроизводителей, и, например, многие не могут торговать под одной крышей с конкурентами. Можно было бы работать с китайскими марками, у них требования либеральней, но через два года их стандарты будут столь же суровы, потому что это мировые стандарты. Была мысль разместить торговые площадки «юзаных» автомобилей, но и она не сработала.

И что – крах проекта? В голосе моего собеседника нет отчаяния. Наверное, отчаяние возникает у людей от отсутствия фантазии, а у Владимира Спиридонова с этим порядок. Как-то он с товарищами застрял посреди российской глуши на УАЗе, у которого пробило прокладку головки блока. Головку сняли, отшлифовали куском кирпича (!), вырезали прокладку из куска паронита, и благополучно добрались до цели. Так и с «Маяком» – спасительная идея непременно найдется.

– Сейчас ведутся активные переговоры с потенциальными партерами из околоавтомобильных сфер бизнеса и мы открыты для новых идей. И кое-что уже есть, но пока это секрет. Вообще, бизнес в Челябинске – это отражение мирового бизнеса, только с запозданием на десяток лет. Иногда и придумывать ничего не надо, просто смотреть, что делают в Москве и за границей. Например, после поездок в Америку у меня зачесались руки взяться за придорожные кафе.

Своим отношением и к бизнесу, и к транспорту Владимир Петрович больше напоминает русских купцов, чем современных бизнесменов, замороченных на бизнес-планировании. Скучной аналитике он предпочитает врожденное чутье. Например, как-то к нему пришел оформитель «Маяка» и сказал, что не знает, какой цвет выбрать для фасада. Владимир Спиридонов оторвал кусок билета авиакомнаии Lufthansa ядовито-оранжевого цвета, и «Маяк» стал оранжевым. В выборе автомобиля – то же самое.

– Я не могу долго ездить на одной машине, меняю их раз в два года. Подходит срок, начинаю думать: на такой ездил, на такой тоже… Последний раз хотел покупать Volkswagen Touareg, но мне друг говорит: «Почитай, что на нем написано? Volks – то есть народный, wagen – то есть вагон. Ты что, на народном вагоне ездить собрался?» Выбор сузился до Porsche Cayenne и Cadillac SRX. Но мне слово «кадиллак» понравилось больше, чем «порше», тем более с каким-то непонятным «кайен». В выборе автомобиля я полагаюсь на эмоции, а кроме них – ничего. Мой главный критерий – автомобиль должен нравиться. Если честно, то все машины такого уровня почти одинаковые, у всех масса интересного, так что бери любую и не прогадаешь.

Нетипичная позиция – многие VIPы подходят к поиску автомобилей скрупулезно и готовы до бесконечности обосновывать свой выбор. А с другой стороны, может быть, столь яркая разница между марками – это не техническая реальность, а плоды стараний маркетологов? В любом случае, если бы Владимир Спиридонов «держался русла и теченья ловил», выбрал бы какой-нибудь X5 или Q7, и был бы раскритикован за отсутствие фантазии.

Короли бездорожья

Однако беззаботный подход свойственен Владимиру Петровичу только в отношении автомобиля на каждый день. Но есть машины, которые он выбирал путем долгого просеивания вариантов. Машины, от которых зависит жизнь.

Владимир Спиридонов – заядлый охотник. А на охоте, как на войне, зерна от кожуры отшелушиваются очень быстро. А Владимир не прочь заехать в такую глушь, откуда вытащить автомобиль удается только трактором (иногда – не с первого раза), а уж порванных в клочья лебедочных тросов на его счету – уйма. И за свою охотничью карьеру он нашел только двух королей бездорожья.

– Настоящий внедорожник должен иметь раму, дифференциалы с блокировками, рессорную подвеску – она надежней, и никакого лишнего пластика по кузову. Есть две машины, которым я доверяю на бездорожье – Toyota Land Cruiser и Land Rover Defender. Сейчас для охоты у меня Land Cruiser 75 в военном исполнении, со скамейками вдоль задней части кузова – когда развожу «номера», беру до 10 человек и ничего. Автомобиль неубиваемый и ремонтопригодный. Рессоры меняем раз в год, карданные шарниры стоят от УАЗа, топливный фильтр – от КамАЗа: как-то пришлось менять прямо в дороге и ничего лучшего, чем половинку камазовского, не нашли.

– А как же другие короли бездорожья, например, УАЗик или Mercedes G-Class?

– У УАЗика два преимущества – ремонтопригодность и цена. Но по проходимости он уступает иностранцам. У той же Toyota двигатель тяговитее, есть блокировки дифференциалов, лучше подвески, и она проходит там, где УАЗики остаются.

G-Class мне не нравиться совсем. В городе он слишком «охотничий», а на охоте его слишком жалко.

Интерес к внедорожной технике у Владимира Спиридонова возник давно, во время работы в стройотрядах.

– Интересные времена – тогда студентам доверяли серьезную технику. Есть ли права, умеешь ли водить – никого не интересовало. Мы строили ЛЭП, которые тянулись между населенными пунктами, и на бригаду выдавался стандартный «комплект» – ГАЗ-51, «Беларусь» и гусеничный трактор ДТ-75, которыми мы управляли по очереди. Позже в армии я служил в районе БАМа, и хотя машину почти не водил – был офицером и старшим в автомобиле, но приобрел вкус к бездорожным вылазкам.

Может быть, поэтому Владимир Спиридонов столь однозначен в выборе типа автомобиля.

– Только внедорожники. После первого автомобиля – «Волга» ГАЗ-24, у меня были несколько Toyota Land Cruiser и Mitsubishi Pajero, Land Rover Freelander, BMW X3, а теперь вот Cadillac SRX. Почему? Да, седаны комфортнее, но мне не нравится сидеть в нескольких сантиметрах от земли. А еще я иногда заезжаю на бордюры. Это от регулярной езды по бездорожью – едешь, камень лежит, перепрыгнул и дальше поехал. Вообще поскольку я не очень аккуратный водитель даже в городе идеальным автомобилем был бы Land Rover Defender.

Сейчас истекают два года, что Владимир Петрович ездит на своем SRX – среднеразмерном кроссовере с мощным, 320-сильным мотором. Какой же автомобиль он выберет на замену? Может быть, обновленный Defender?

– Честное слово, я бы остался верен SRX. Больше всего мне нравится соотношение мощность/масса – очень высокое для кроссовера. Но, наверное, все равно поменяю, может быть, на новый Cadillac Escalade.

А может быть, это будет не Escalade. Владимир Петрович доверяет интуиции, а интуиция – вещь непредсказуемая.